Languages

Календар

November 2018
M T W T F S S
« Oct    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Ukrainian for beginners

Аурел Ончул. Румынский вопрос на Буковине

Начиная с 1848 года, когда началось пробуждение национального сознания, румынский вопрос затрагивается на Буковине на основании ложных предпосылок, ошибочным методом, ошибочными средствами, преследуя ложную цель.

Ошибочной предпосылкой является утверждение, которое стало догмой, будто во время оккупации Буковина имела чисто румынское население. На самом же деле документы тех времен вспоминают только о “молдаванах”. Однако в языке Австрии это понятие имело не этническое, а географическое значение. Абсолютистский режим в Австрии не знал чехов, поляков, словенцев, а лишь богемцев, моравцев, галициянов, карниолинов, равно как и нынешний режим знает в недавно аннексированных областях только боснийцев. Термин “молдаванин” ничего не говорит о национальности жителей Буковины. Еще меньшее имеет значение то, что австрийское правительство сразу же после оккупации переписывалось со своими учреждениями на Буковине на румынском языке. Во время господствования Молдовы румынский язык был официальным, так как сегодня, во время господствования Австрии официальным языком является немецкий. Поэтому так же тогдашний официальный румынский язык не является доказательством того, что население Буковины во время оккупации было румынским, как и нынешний официальный немецкий язык не является доказательством того, что население Буковины является немецким.

Для установления этнической структуры населения Буковины во время оккупации самыми достоверными есть документы оккупации, хранящиеся в австрийском Военном Архиве. Эти документы, отчеты генералов Сплени и Энценберга, говорят лишь о “молдаванах” без определения национальности. Точным является отчет капитана Будвинского, посланного императором Йозефом II для изучения края. Его отчет, составленный в 1783 году, освещает все определенные моменты. Он подробно описывает край, горы, равнины, реки, здания, уточняет жизненный уровень населения и т.п. Относительно языка он говорит: “Поскольку большинство здешних жителей составляют русняки, то и в большинстве они разговаривают по-русски, и лишь около одной четверти говорят по-молдавски». Точность этих данных оспаривают на том основании, что Будвинский был славянином, а, следовательно, заинтересованным лицом. Однако каждый, кто знаком с австрийскими военными отчетами и национальной индифферентностью императорских офицеров середины 18 века, знает, что исключенной есть возможность предоставления императору ложных сведений в отчете, заключенном капитаном, которого император лично послал изучить какой-либо вопрос. Поэтому историческая правда состоит в том, что большинство населения Буковины во время оккупации была по национальности рутенской.

С этим утверждением соглашается также и традиция. Старые люди еще хорошо помнят, что в начале 19-го века почти все села вдоль реки Сучавы, начиная от Викова вниз до Ипотештов и Килишенов, были рутенскими. Еще и сегодня фамилии большинства жителей этих сел являются рутенскими, они имеют славянские лица, рутенскую одежду, рутенский уклад в доме. Однако их язык является румынский. От 1775 до 1910 г., даты последней переписи населения, которая установила, что на Буковине есть 305000 рутенов и 297000 румын (ошибка А.Ончула; действительности 273254), а значит почти равное их количество, происходит медленная, особенно в центральной части Буковины, интенсивная румунизация когда-то рутенского населения. Насколько сильным было румунизацийнное движение, подчеркивает тот факт, что большинство национально сознательной румынской интеллигенции Буковины является рутенского происхождения. Факт румунизации подтверждается также и вычислениями.

Примем, что коэффициент естественного прироста румынского населения Буковины за десятилетие составляет 10%, хотя в регате он достигает едва 7%. Современное население (примерно 300000 человек) соответствует количеству румынских жителей на момент оккупации 82555 – по формуле

Cf                      300000             300000

S0 = —- ; S0 = —————– = ————– = 82855,

Cd               1, 11 3, 5            3, 6208

(Первоначальная численность населения равна окончательному количеству, деленному на коэффициент естественного прироста, поднятому в степень числа десятилетий), хотя по тогдашним сведениям все население Буковины составляло чуть 75000. Поэтому румынский народ Буковины во время австрийского господства не только ничего не потерял из своей численности, но и ненормально вырос по причине мощного переселения из Ардялу, который, конечно же, имел место, ассимилируя большое, может и слишком большое количество рутенов и подтверждая, таким образом, слова поэта: “Румын имеет семь жизней в своих медных грудях».

Целиком вопреки официальным документам прошлого, устной традиции и результатам вычислений, ученый Фикер в брошюре (“Век”), написанной им по случаю основания Черновицкого университета без изучения документов, поддержал тезис о том, что во время оккупации Буковины была чисто румынской. Эту брошюру часто цитировали и ее содержание, за недостатком обстоятельной критики, стало догмой для нашей интеллигенции.

Тем большей неожиданностью для нее стала перепись населения 1880 г., которая впервые констатировала национальность населения и показала относительное большинство рутенов над румынами. Для этого феномена не нашлось другого объяснения, кроме рутенизации румын на Буковине. С тех пор наша интеллигенция верит в то, что наши крестьяне ложатся спать румынами, а встают рутенами.

Результатом веры в это, само собой разумеется, стала полная потеря интеллигенцией доверия к жизнеспособности румынского народа Буковины и разочарование в собственных силах нации. Немедленно начали искать помощи в другом месте, и единственную помощь, по их пониманию, было способно предоставить им всемогущее правительство. Поэтому от 1879 года, года падения антинационального немецкого централистического господства, наши вожди не переставали бить челом перед правительством.

Пренебрегая интересами народа, они получали депутатские мандаты по милости правительства, унизительно прислуживая ему, чтобы правительство за это обороняло румын и прижимало рутенов. Однако взращивание национализма со стороны правительства возможно только в национальном государстве. А в многоязычной Австрии правительство является не национальным. Призванное утверждать общегосударственные интересы в отношении различных интересов разных национальностей, образующих монархию, правительство в национальных делах должно действовать, и действует, с большой осторожностью. И, возможно, делает это с полным правом. Потому что такие национальные дела, как язык, школа и церковь, не находятся в компетенции центрального правительства, но в компетенции автономных органов управления народа. Заботу о национальных интересах конституция возлагает на ответственности соответствующих национальностей. Только от их труда зависит результат национального прогресса. Наши же проводники зря ждали, и, разумеется, до сих пор ждут милости правительства. Так же ложная предпосылка “рутенизации Буковины” породила ошибочный метод для лелеяния национальных интересов исключительно через правительство.

Так же ошибочными, как и метод, были и те средства, которыми пользовались. Если все зависело от милости правительства, то лучшим средством было кричать или стонать. На протяжении десятилетий румынские газеты Буковины постоянно выли как бабы, оплакивали свою судьбу, стонали от мнимой жестокости правительства, никогда не умолкая. Национальные стенания стали настоящей болезнью на Буковине. Однако правительство не могло стать иным, нежели оно было, и все причитания не имели никакого эффекта или же имели малый эффект. Разве что ослаблялась гордость народа, а с ней и его сила сопротивления.

Вследствие отчаяния, порожденного теорией рутенизации, потерпела фальсификацию и цель, к которой должна стремиться здоровая национальная политика. О просвещении, развитии и обогащении народа не может быть речи, если верить в опасность национального существования. Все внимание было сосредоточено на воображаемом этническом враге в лице рутенского народа. Поставить его на колени, полностью его уничтожить – вот в чем заключалась единственная цель национальной активности. Конечно же, такая враждебная тенденция должна провоцировать сильную реакцию в рутенским лагере, порождая все большую взаимную ненависть.

Не заботиться о собственных интересах, а только топтать интересы другого народа – таким был лозунг обеих сторон. Столкновениями такого рода между румынами и рутенами политически пользовались немцы, экономически – евреи, а румыны и рутены сошли на нет. Где двое дерутся, там третий пользуйся …

Такой национальной политике, имевшей своим источником ложные предпосылки, и велась ошибочным методом, ошибочными средствами и для ложных целей, начиная от 1903 противостоит демократическое направление, названное крестьянским, которое, находясь в оппозиции к румынской интеллигенции, разбудило крестьянство, здоровый слой на Буковине, введя его в общественную жизнь. Это направление, желая исследовать все аналитическим способом, сначала основательно изучило на основании исторических документов дело мнимой рутенизации и установило, ко всеобщему удивлению, что эта рутенизация является не чем иным, как призраком. Эту правду оно высказало публично уже в 1903 году, вызвав такой же шквал возмущения со стороны сторонников старого направлении, как и тогда, когда оно утверждало, что румынский язык не является чисто латинским языком, а идентичным языку крестьянскому. Иначе и быть не могло. Ибо тезис о румынизации исключает милость правительства, считавшегося единственной гарантией существования румын на Буковине, и является с этой точки зрения смертным грехом. Поэтому эта крестьянская партия чествовалась старым направлением, так называемым националистическим, постоянным эпитетом “предатели народа”.

Факт жизненной силы румын на Буковине, подтвержденный документами, традицией и расчетами, дал основание крестьянской партии сделать главный вывод о том, что нужно иметь полное доверие к собственным силам румынского народа. Поэтому он не нуждается ни в чьей помощи, особенно со стороны правительства. Пусть правительство занимается своими делами, а румыны будут сами решать свои дела. Поэтому крестьянское течение не имеет причин кричать, плакать, стонать. Зачем ему чужое покровительство, если оно ждет спасения только от собственного труда и верит, что это единственный надежный способ прогресса и, при том, достаточно гарантирован.

Впоследствии это направление также уточнило цель национальной политики. Для него исключительной целью этой политики может быть только экономический, политический и культурный прогресс румынского народа на Буковине. Его забота концентрируется на положительной части национальной активности. Негативная часть, борьба с рутенами любой ценой кажется нам лишенной смысла, потому что нашему направлению на основе исторической эволюции края не страшна экспансия рутенов. По этой причине оно не имеет никакого мотива ненавидеть рутенов, и, учитывая то, что рутены составляют приблизительно одинаковую с румынами часть населения, с ними нельзя разговаривать языком топора. Борьба между румынами и рутенами не даст никакого другого эффекта, лишь поставит оба народа на колени перед немцами и евреями, поэтому движение решило на первое место поставить взаимопонимания с рутенами на основе принципа “каждому свое”. Пусть рутены по своему желанию занимаются потребностями рутенов, лишь бы не мешали румынам заниматься потребностями румын.

И уже первые шаги, предпринятые в согласии, принесли благословенные плоды для обоих народов. Румыны получили от правительства две румынские гимназии на румынской территории, так же, как рутены взамен получили две рутенских гимназии на рутенской территории. Позже были образованы национальные секции в учительской семинарии и национальные инспекции народных школ, чем исполнили давние желания обоих народов.

Еще плодотворнее была деятельность в автономных учреждениях. Согласовав совместно создания краевого банка, украинцы и румыны спасли крестьян от ростовщиков и, благодаря коммунальной реформе, навсегда ликвидировали преимущество богатых евреев в сельских районах. Дальнейшее понимание между обоими народами сделало возможным реформу избирательного регламента в краевой сейм, который через тайное и прямое голосование гарантирует свободу голосования, а через национальный кадастр разделяет румынские и рутенские сферы, делая невозможным взаимное вмешательство. Каждый народ стал хозяином своей судьбы. Национальная делимитация должна была продолжаться и в вопрос языка, школы и церкви. В области языка должен был быть введен обязательный румынский язык на румынской территории, взамен рутенская речь на рутенской территории, что устранило бы нынешнее исключительное господство немецкого языка. В школьной сфере были предусмотрены школы для меньшинств, созданные на основании национального кадастра за средства обеих наций, что гарантировало бы каждому ребенку обучение на родном языке. Потом и в области церкви должно было идти до полного разделения по национальности, также на основании кадастра, что должно было обеспечить румынам на основании закона, а не меняющейся ласки правительств, избрание митрополита и церковную автономию. Для сосредоточения всех румынских сил в процессе национального урегулирования с русинами, перед последними выборами была создана крестьянская партия, которая дала согласие сотрудничать с интеллигенцией и отнеслась толерантно к избранию ее нескольких представителей. Однако последние, как только их выбрали депутатами, взялись за старые вопли, выпрашивая милости у правительства и проклятия. Результатом этих действий стало постоянное поражение в церкви через именования на престол рутенского архимандрита.

Понятно, что это испытание временно приостановило урегулирования на поприще языка, школы и церкви. Нет сомнения, что все эти проекты со временем будут реализованы. После своей реализации эти проекты будут гарантировать румынам полную свободу на всех национальных территориях и поэтому беспрепятственную конкуренцию с рутенами. Однако в этой конкуренции румыны, состоящие из богатых,  интеллигентных и выносливых элементов, чем рутены, будут иметь больше успеха. Единственным предостережением является лишь чрезмерная ассимиляция рутенов. И так кровь буковинских румын слишком смешалась с кровью рутенов, а наука доказывает, что смешивание крови все же приводит к нижесортности нации. Опыт показывает, как это видно у англичан, что в жизни народов решает не количество, а доблесть, которая, в свою очередь, является результатом качества расы. На Буковине этот вопрос не учитывают. Наша интеллигенция по настоящему пьянеет от цифр, веря, что процветание нации будет тем большим, чем больше членов она имеет, хотя бы и неполноценных. Конечно же, это ошибка когда-то скажется, как сказались и все другие ошибки. Наконец, в конце победит только правда. Таково сегодняшнее состояние румынского вопроса на Буковине.

„Viaţa Romînească” (Яси). — 1913. — Том ХХХІ.

Справка Википедии: Аурел Ончул, румынский политический деятель, доктор права, депутат австрийского парламента.

Родился 12 марта 1864 в с.Верхний Возрастные (Южная Буковина, теперь Румыния) в семье университетского профессора Изидора Ончула. Учился в академии «Терезианум» (Вена), позднее в Черновицком и Венском университетах. Доктор права. Автор многочисленных статей и нескольких научных монографий «Страховой договор в австрийском праве», «Комментарий к страховому права при болезнях». Служил в 16 гусарском полку в Черновцах. Работал уездным старостой, затем – директором буковинского отделения Моравского страхового общества. В августе 1903 был избран депутатом Буковинского сейма от Сучавского избирательного округа. Был основателем и руководителем межнационального депутатского клуба “свободомыслящий союз”, ведущими деятелями которого были также М. Василек и С. Смаль-Стоцкий (от украинского), Бенно Штраухер (от евреев), Стефан Стефанович (от армян. Благодаря слаженным действиям депутатов от “свободомыслящего союза” впервые в истории была преодолена политическая монополия румынского боярства в буковинском сейме, проведены избирательная и образовательная реформы, преодоленва межнациональнуя предвзятость между различными этническими группами Буковины. В 1907 -1918 дважды избирался депутатом австрийского парламента, представляя в первом созыве свободомыслящих румын, а во втором созыве – румынскую национально-демократическую партию. Опровергал ненаучность утверждений о «рутенизации» румын Буковины. В частности, в статье, опубликованной в газете «Privitorul» в 1902 году, А. Ончула писал: «известная живучесть грецкого элемента. Ибо в Румынии, несмотря на большой наплыв чужеземцев, грецкий элемент не только сохранил в целости свою национальность, но и ассимилировал без всяких останков значительное число греков, болгар и армян … При таких обстоятельствах уже изначально невероятным есть то, чтобы только буковинские валахи были такие слабые и в течение нескольких десятков лет потеряли свою идентичность ». Эпохальное значение для развития румынско-украинских отношений имела статья А. Ончула ” Румынский вопрос на Буковине “. После распада Австро-Венгерской империи в начале ноября 1918 А. Ончул был сторонником распределения Буковины по этническому принципу. 6 ноября 1918 А. Ончул и А. Попович по взаимному согласию приняли государственную власть соответственно над румынской и украинской частью края от последнего австрийского президента Буковины графа И. Ецдорфа. Получив известие о вторжении на Буковину оккупационных войск королевской Румынии, А. Ончул отправился в Сучаву с протестом против оккупации, где был интернирован и вывезен в Яссы с запретом возвращаться на Буковину.  Умер 30 сентября 1921 в городе Бухаресте, похоронен в Черновцах в семейной гробнице рыцарского рода Ончул. В 1992 г. Черновицкий городской совет присвоил имя А. Ончула улице, прилегающей к улице О. Поповича (бывшие переулок и улица Кирова).

Scridb filter

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>